РККА о надежности М1 Гаранд

Недавно опять возник вопрос о надежности (вернее,ненадежности) М1 Гаранд. Ну и сразу вспомнилась статья Андрея Уланова об испытаниях Гаранда в СССР в 1943 году: https://gunsforum.com/topic/1586-priklyucheniya-amerikantsev-v-sssr-2-garand-i-m-1/ Внизу приведена часть ее, относящаяся к М1 Гаранд.

Приключения американцев в России 2. Гаранд и М-1…

Опасность заключается в том, что как только западные державы Европы усмирят русского царя и получат господство над восточной частью Европы, они обратят потом свое внимание на Америку, на нас“.

Посол США в России Сеймур в письме от 13 апреля 1854 года госсекретарю Уильяму Марси.

Современным жителям США и России зачастую довольно сложно представить, что большую часть новейшей истории эти страны воспринимали друг друга как “естественные союзники”. Например, вскоре после своего избрания президент Линкольн созвал специальный совет “по срочному перевооружению армии России”. Шаг вполне логичный, учитывая опасения федерального правительства, что Англия вступит в войну на стороне мятежных штатов.

Хотя разработанный этим советом план так и не был реализован, военно-техническое сотрудничество между США и Россией вскоре приобрело весьма большой размах. Во второй половине XIX века на вооружении русской армии были приняты две винтовки, сконструированные знаменитым героем Гражданской Войны генералом Х.Берданом. Также на вооружении армии и полиции поступили револьверы “Смит-и-Вессон”. Общее число заказанных их США револьверов превысило 250 тыс, из-за чего третья модель стала больше известна как “русская”.

В годы Первой Мировой войны Россия стала основным покупателем винтовок Винчестера М 1895. Конструкция Джона Браунинга, приспособленная под русский патрон, довольно неплохо показала себя при отражении вражеских атак – перезарядка “скобой Генри” позволяла развить большую скорострельность, чем болтовый затвор. Однако и надежность М1895 в условиях окопной войны оказалась не очень-то высокой – винтовка показала себя чувствительной к загрязнению и склонной к отказу при низких температурах. При этом разборка ее была значительно труднее штатной “трехлинейки” Мосина.

К следующей войне СССР, казалось, подготовился лучше, приняв на вооружение самозарядную винтовку Токарева. Но падение качества производства в военное время, равно как и замена кадровой армии наскоро подготовленными новобранцами негативно сказалось на боевой карьере СВТ. После многочисленных донесений с фронта об отказах самозарядки Токарева она была снята с производства – сохранился лишь небольшой выпуск автоматического варианта в роли эрзац-пулемета.

Тем не менее, руководство Красной Армии вовсе не переставало мечтать о самозарядке. Сложившаяся в ходе войны система смешанного вооружения пехоты пистолетами-пулеметами и винтовками фактически “выключала” часть бойцов из огневого боя на дистанции свыше 200 метров. “Трехлинейки” же были слишком медлительны, чтобы успеть нанести врагу серьезный ущерб.

И желанные самозарядки, в принципе, можно было получить – из США, в рамках программы ленд-лиза. Требовалось лишь выяснить, насколько они реально хороши.

В июле 1943 года на стрелковом полигоне ГАУ Красной Армии было проведено испытание винтовки Гаранда. Характерно, что сравнивался Гаранд не только с отечественной СВТ-40, но и данными трофейной G-41(m) (фирмы Маузер).

Первой из определявшихся боевых характеристик стал отстрел на кучность боя.

Стрельба из Гаранда велась патронами фирмы Винчестер выпуска 42 года. Из G-41 – польскими патронами 30-х годов. Данные по СВТ взяты из отчета 41-ого года.

Как видно, и американская и немецкая винтовка дали лучшую кучность боя, чем СВТ. Согласно отчету, это способствовали несколько факторов. Во-первых и американская и немецкая винтовка тяжелее СВТ на 600 и 800 гр. соответственно. Во-вторых, самозарядка Гаранда имела диоптрический прицел и превосходила обе сравниваемые винтовки по длине прицельной линии.

Меткость и удобство винтовок определялось выполнением задач и упражнений по курсу КОП (Курс огневой подготовки) двумя квалифицированными стрелками-испытателями. Сделанные ими выводы звучали так:

1. Самозарядная винтовка Гаранда удобна и имеет хорошую меткость, так как все упражнения и задачи обоими стрелками выполнены с оценками «хорошо» и «отлично», кроме оценки «посредственно» для второго стрелка по задаче №2.

2. Самозарядная винтовка G-41(m) неудобна и имеет плохую меткость, так как из выполняемых задач и упражнений пять оценок «посредственно» и только по одной оценке «хорошо» и «отлично» и одна оценка «плохо» то есть ни одного попадания.

Следующим этапом стало выяснение практической скорострельности винтовок – по мишени с кругом 100 мм на дальность 100 метров.

Повышенная практическая скорострельность самозарядки Гаранда, по отзывам стрелков, объяснялась удобством заряжания обоймы, ее автоматическим выбрасыванием после отстрела последнего патрона и удобством быстрого прицеливания диоптрическим прицелом.

И, разумеется, одним из главных параметров, который интересовал советских военных, была надежность винтовки в различных условиях эксплуатации.

Как видно из таблицы, Гаранд по надежности превзошел и СВТ и “немца”, для которого, впрочем, решающим оказалось лишь одно испытание из восьми – стрельба при сильной запыленности, когда энергии отводимых газов просто не хватало для нормальной работы автоматики.

Казалось бы, выводы из результатов испытаний должны были быть сделаны вполне однозначные – вот оно, надежное и точное оружие для бойцов Красной Армии. Но были еще несколько параметров, очень важных для офицеров ГАУ. У них было упомянуто в самом конце акта об испытаниях.

“В сборке, разборке и чистке самозарядная винтовка Гаранда сложнее, чем самозарядная винтовка Токарева и требует больше натренированности.

Например, чистка канала ствола с казенной части при помощи шомпола невозможна.

По весу самозарядная винтовка Гаранда (4,513 кг) и 7,92-мм самозарядная винтовка G41(m) (4,717 кг) не удовлетворяют современным ТТТ и имеют вес больше, чем самозарядная винтовка Токарева обр. 40 г соответственно на 0,613 и 0,817 кг.”

Со вторым пунктом еще можно было как-то примириться – в конце концов, неудачный опыт все той же СВТ достаточно ясно показывал, что гнаться за облегчением оружия в ущерб прочности и надежности не очень разумный путь. Но вот требование к обученности личного состава было наиболее критичным. Для многих свежепризыванных бойцов Красной Армии уход за оружием сводился к вытряхиванию песка после вражеского артобстрела. Выезжавшие на фронт комиссии регулярно фиксировали массовую утерю принадлежностей для чистки, масленок и прочего. Хотя постепенно ситуация с обученностью солдат выправлялась и в 43-м уже не была такой трагичной, как в 41-м, когда в рапортах встречались фразы: “из-за заржавленности затвора солдат не мог перезаряжать винтовку”.

Автор: admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *